full screen background image

Заслон летунам

Заслон летунам

Изменения в составах команд в преддверии чемпионата живо интересовали болельщиков. Начальники переходы игроков, мягко говоря, не приветствовали, чаще осуждали. Газета «Правда», рупор партии, 14 января еще раз призвала навести в этом вопросе порядок, опубликовав статью под заголовком «Заслон летунам».

Слово «летуны» с акцентированно негативным смыслом возникло в журналистской среде еще до войны, а с конца сороковых получило широкое распространение. Летунами обзывали футболистов, перелетавших из одной команды в другую с целью улучшить материальные и бытовые условия, отчего их называли еще искателями легкой жизни.

Полностью запретить «перелеты» было невозможно, попытки Спорткомитета СССР жестко их регламентировать в ежегодно издаваемых инструкциях ожидаемого эффекта не давали. В любом законе всегда можно отыскать лазейки, а при поддержке лиц влиятельных, для которых распоряжения какого-то там физкультурного ведомства, пусть высшего, не указ, запреты легко преодолевались. Понимая, что законы у нас не работают, автор статьи призвал соблазнителей, переманивающих футболистов, к такому эфемерному понятию, как совесть. «Видимо, пришла пора, — писал он, — строго требовать выполнения этических норм и правил, по которым живет наш футбол». Утопия. Соблюдать в этом вопросе правовые, тем паче нравственные, нормы было нереально по той простой причине, что футболисты, не связанные юридически (то есть контрактом) с клубным руководством, могли в любое время покинуть команду и выступать за другую, в них заинтересованную.

Масштабы миграции футболистов в высшей лиге не идут ни в какое сравнение с нынешней вакханалией. В 1980-м было их не так уж много, а громких, так называемых резонансных, ни одного. Таких, к примеру, как переход в 1950-м Сергея Сальникова (под давлением обстоятельств) из «Спартака» в «Динамо» или вратаря «Локомотива» и сборной СССР Владимира Маслаченко в начале 1960-х в «Спартак». Особенно массовый исход был после окончания сезона-1962 из «Торпедо» (в связи с увольнением из клуба тренера Виктора Маслова) группы игроков, чемпионов страны — Леонида Островского, Николая Маношина, Славы Метревели, Геннадия Гусарова…

А некоторые команды — три закавказские, «Шахтер», «Зенит» — пополнялись за счет местных кадров, своих воспитанников и республиканских команд низших лиг. К ним можно отнести и киевское «Динамо». В новом сезоне в составе дебютировали шесть футболистов исключительно из украинских команд: Александр Сорокалет (Ворошиловград), Михаил Олиференко (Николаев), Михаил Михайлов (Днепропетровск), Виктор Хлус (Черновцы), Александр Сопко (Кривой Рог) и Вадим Евтушенко (Кировоград). Повод ближе познакомить вас с последним в списке скоро представится.

И тренеры мигрируют

В общем, существенных изменений в составах не произошло, чего не скажешь о тренерах. По именам — громкие. Это приглашение спартаковца, неоднократного чемпиона и медалиста в качестве игрока и тренера (он и сборной руководил) Никиты Симоняна в «Черноморец». Приглашение Никита Павлович принял и отправился на берег Черного моря, в замечательную, колоритную, самобытную Одессу.

Еще один экс-тренер сборной, Евгений Горянский, возглавил московское «Динамо». Как же так, спросите, вы (то есть я) недавно рассказывали о стажировке в январе старшего тренера «Динамо» Ивана Мозера в Италии, выступившего на Всесоюзной конференции с отчетом о командировке. Вы правы. Вернувшись, обнаружил — место занято. Клубные руководители, испытав неловкость, в команде его оставили, но в должности понизили — на дублеров бросили. Дела у Горянского в «Динамо» не сложились, и вновь, как в прошлом году, началась, вернее, продолжилась в команде «тренерская чехарда». Об этом позже.

Поменял команду и место жительства Олег Базилевич. Его переход в ЦСКА тоже громкий. После трагедии, случившейся в 1979-м с «Пахтакором», Базилевич, чудом ее миновав, доработал в Ташкенте до конца сезона, а когда поступило предложение из Москвы, согласился. В Ташкент командировали Сергея Мосягина. Имя его было на слуху: под руководством Мосягина наши юниоры выиграли в 1976-м первенство Европы, на следующий год — чемпионат мира.

Еще один «перебежчик» — Герман Зонин, творец золотого успеха ни на что серьезное дотоле не претендовавшей ворошиловградской «Зари». Сделав дело, подался в Ленинград. Лавров не снискал, как только позвали в Ростов, уехал.

С подачи Колоскова

Тренерам мы немало места не так давно уделили. Сейчас еще об одной стороне многогранной, не побоюсь этого слова, многострадальной деятельности наставников — идеологической, поговорим. Слово «идеология», ко многому обязывающее, в тренерских планах употреблялось редко, часто маскировали его, подменяли сочетанием слов — со временем застывшим, окаменевшим выражением — «политико-воспитательная работа». Придавали этому важному (по глубокому убеждению находившихся у кормила правителей) участку работы огромное, чуть ли не решающее для достижения спортивных результатов значение. Даже должность новую в командах ввели — тренер по воспитательной работе. Ею в основном занимался начальник команды, но и со старшего тренера ответственности за дело государственной важности никто не снимал. Спрашивали строго. Еще строже, если что не так, наказывали. Об этом участке работы тренеров намереваюсь сегодня, не сходя с места, поговорить.

Это не каприз, не блажь. Необходимость назрела. Делаю это с подачи начальника Управления футбола СССР В. Колоскова, конкретно — его доклада на Всесоюзной конференции тренеров, о котором мы в первой части говорили. Если помните, Вячеслав Иванович четко определил три причины отставания советского футбола от лучших зарубежных образцов. Среди трех — сектор воспитательный.

Кроме того, вину перед читателем загладить должен. За долгие годы к теме этой, занимающей немалое место в тренерской работе, относился несерьезно, не уделял ей должного внимания, наивно полагал, что отвлекает (мешает даже) от решения главной задачи — подготовки и выступлений в турнирах союзных и международных. Ошибался. Исправляюсь. Совершив с вашего дозволения экскурс в прошлое, перекину мостик в день сегодняшний, то бишь в год 1980-й. По ходу постараюсь объяснить существо затронутой темы, характеризующей, кстати, наше историческое прошлое на разных ее этапах.

Третью причину (по сути — главную) назову в конце.

«Политрук — старший товарищ»

Осенью 1938 года был завершен и тут же издан многомиллионным тиражом «Краткий курс истории Всесоюзной коммунистической партии (большевиков)», отредактированный лично великим и мудрейшим. Главы из этого фундаментального труда печатались в массовых периодических изданиях, занимая практически все газетное пространство. Выбор у читателей был: поглощать предложенную пищу (иную из рациона постепенно изымали) или использовать газетную бумагу по другому назначению. Правители такой вариант не исключали и вскоре подготовили спецпостановление с четко сформулированной задачей: довести содержание бесценного труда до населения страны, исключая детей малых, неразумных.

Возложили тяжеленный и весьма ответственный груз на плечи отмобилизованной армии агитаторов. Начинать занятия, сдается мне, должны были с обозначенной в «партбиблии» цели: «Изучение истории ВКП (б) укрепляет уверенность в окончательной победе великой цели партии Ленина — Сталина, победе коммунизма во всем мире». Повсюду: на фабриках, заводах, в учреждениях, учебных заведениях, воинских частях, колхозах, — работники идеологического фронта в специально отведенных помещениях просвещали народ. В спортивных коллективах эту работу проводили внедренные в 1930-е годы в спортячейки и надолго там задержавшиеся политруки. Непосвященным «Красный спорт» в заметке «Что такое политрук в футбольной команде?» доступно объяснил: «Это педагог, старший товарищ, человек культурный, хорошо умеющий возглавить политико-воспитательную работу среди спортсменов. От него зависят дисциплинированность и дружеская спаянность команды… Работа политруков сложна и столь же благодарна».

Лучший друг советских физкультурников не уставал повторять: доверять людям надо, но и проверять необходимо. Следуя мудрому его указанию, работали политруки под неослабным прессом и бдительным оком контролеров. Тщательно и придирчиво проверяли, проверив — «стучали» наверх: докладывали в письменной форме непосредственным начальникам о состоянии поставленной в командах работе. Недостатки, естественно, обнаруживали — и в «Спартаке», и в «Торпедо», и в других коллективах. Не криминальные, тюремному заключению или, скажем, лагерям, спасибо Создателю, не подлежащие. Их исправляли и через прессу перед обществом отчитывались.

Другое дело — «Динамо». Политработу в команде, «крышуемой» бдительными, всевидящими, каждый шорох слышащими, знающими все и обо всех славными нашими «внутренними органами», признали эталоном, образцом для подражания. Несколько слов из докладной: «Работа политрука товарища Нартова в команде московского «Динамо» заслуживает большого внимания. Тов. Нартов хорошо разбирается в политических и спортивных вопросах, пользуется авторитетом среди игроков. В команде регулярно ведется политинформация, читаются лекции. Большинство футболистов самостоятельно изучает «Краткий курс истории ВКП (б)». Поэтому команда имеет хорошие показатели по дисциплине».

О благотворном влиянии этого живительного источника на поведение и повышение мастерства футболистов постоянно информировал население страны «Красный спорт».

Все многообразие идеологического сектора не охвачу (иная у меня задача), но о широко распространенном, многоликом движении, рожденном в 1930-е годы и живущем долго и плодотворно, поведаю.

Соцсоревнование

В распространенное в рабоче-крестьянской среде массовое движение за выполнение и перевыполнение пятилетних планов включились спортсмены. В марте 1940 года общее собрание физкультурно-комсомольского актива Баку обратилось к спортсменам страны победившего социализма с призывом включиться в соцсоревнование имени Третьей Сталинской пятилетки. Призыв с берегов Каспия услышали на берегах Днепра. Услышав, подхватили. Киевские динамовцы вовлекли в эту затею коллег, бросили перчатку москвичам — родственному по бело-голубой крови «Динамо» и красно-белому «Спартаку». Не голословно, предметно, с обязательствами: освоить на «хорошо» политграмоту, быть корректными в игре, обойтись без удалений, сдать нормы ГТО, всем игрокам получить в течение года права судейства, передать опыт и оказать помощь шести клубным командам родного общества.

Откликнулись не только в столице, но и в донецком угольном центре. Судя по взятым обязательствам, у футболистов «Стахановца», много часов проводивших под землей (извлекали на поверхность необходимое стране «черное золото»), свободного времени на благотворительность и другие заботы было меньше, нежели у киевлян. Поэтому ограничились помощью только «двум шахтным командам», а на курсы по обретению судейской специальности направили не всех игроков — чуть больше половины основного состава. Если киевские динамовцы и угледобытчики угрозу овладеть второй специальностью, судейской, выполнили, неизбежно создалась бы в матчах с участием этих команд прелюбопытная ситуация. Теперь претензии, обращенные к судьям, в какую бы форму ни облекались, не подпадали под карательные санкции с формулировкой «пререкания с арбитром» или «недовольство решением арбитра», так как фактически являлись творческими дискуссиями коллег.

Среди москвичей и торпедовцы подхватили призыв киевских футболистов. Обещали в течение года «получить права на вождение мотоцикла и организовать в цехах автозавода десять бесед о советской физкультуре». Футболисты «Спартака», имея больше свободного времени, обещали провести аж 25 бесед и во второй раз пройтись по «Краткому курсу» с дополнительным прослушиванием лекций по теме. Озадачил чемпион двух последних лет. То ли твердый гранит партийной науки оказался ребятам не по зубам, то ли решили основательно углубить и расширить познания в важнейшей из наук.

А динамовцы текст с обязательствами, подписанный политруком Н. Нартовым, составили лаконично, я бы сказал дипломатично: «Динамовцы Москвы принимают вызов по всем пунктам договора». Ни от чего не отказываясь, ничего конкретно не обещали. В прессе об итогах соревнования не сообщили. Главное, никого (коли о дуэли речь завели) не убили. А обещание «не иметь ни одного удаления с поля» не выполнил никто.

«Материал усвоен хорошо»

С выходом в свет после победоносной войны собрания сочинений и жития недоучившегося семинариста в воспитательной работе сменились акценты — центр тяжести перенесли на изучение его биографии. В 1953 году солнце, едва не погаснув над шестой частью суши, ввергло страну в мрак.

Товарищ Сталин умер, но дело его жило. В стране (и в футбольных командах) продолжали штудировать его биографию и отредактированный лично Иосифом Виссарионовичем «Краткий курс». Дабы не быть голословным, предоставлю документы — отчеты тренеров команд класса А за 1950-е годы (содержатся в Госархиве РФ. Фонд 7576, опись 13, дело 71). Беру наугад. Год 1954-й. Чего только там нет: подробные планы предсезонной подготовки с детальным описанием режима дня, характер и продолжительность упражнений, объем нагрузок, медицинские показатели, матчи товарищеские, турнирные, международные и т. д. и т. п.

Особое место занимает глава «Политико-воспитательная работа». Вот как велась она, к примеру, в восставшем из пепла после двухлетнего небытия ЦДСА. Цель работы изложил старший тренер армейской команды Георгий Пинаичев (не сам, использовал созданную в верхних слоях атмосферы формулировку для общего пользования): «Воспитание футболистов в духе советского патриотизма, любви и преданности к социалистической родине, коммунистической партии, воспитание высоких морально-волевых качеств, повышение идейно-политического и культурного уровня личного состава и на этой основе достижение высоких спортивных результатов».

Средства, какими высокая цель достигается, названы, рекомендованные начальством направления четко определены. Это еженедельные политинформации, приглашение лекторов, преимущественно международников, чтение с последующим обсуждением художественных произведений и многое другое. На выезде — экскурсии по достопримечательным местам, посещение музеев, коллективные походы в театры и кино.

В ЦДСА на постоянной основе изучали четвертую главу «Краткого курса». Это не все. Создали две группы: одной (17 человек) руководил полковник Тихомиров, второй (10 человек) — полковник Белаковский. О нем вы наверняка слышали: Олег Белаковский — врач армейской команды и сборной СССР. Занималась группа живой практической работой — политинформацией, чтением газет и комментарием произошедших в стране и за ее рубежами событий.

Подытоживая этот важный для достижения высоких спортивных результатов раздел, Пинаичев записал: «В целом хорошо усвоили материал. В числе отстающих…» Я не решился назвать фамилии «двоечников», среди которых призванные в сборную футболисты. Удивительно, как только пригласили в национальную команду страны людей, не усвоивших историю партии.

Окончательно потеряли интерес к биографии вождя после исторического (в стране все съезды партии называли историческими) ХХ съезда КПСС, осудившего культ личности и губительные его последствия. Политико-воспитательная работа среди населения (и в футбольных командах, понятное дело) еще более оживилась и приняла многообразные формы. Теперь в пятилетнем промежутке между партсъездами изучали и конспектировали (на случай появления проверяющих) материалы последнего съезда, а также партконференций, пленумов (тоже исторических), многочисленные речи многословного Никиты Хрущева, затем Леонида Брежнева и далее по списку.

Во второй половине 1970-х хлопот пропагандистам и тренерам прибавилось неизмеримо. В 1977 году приняли еще одну (последнюю советскую) Конституцию, благодаря которой народ узнал: социализм победил в стране полностью и окончательно. Едва переварив сногсшибательную новость, бросились, опять-таки с помощью политически подкованных агитаторов, читать и изучать трилогию обнаружившего писательский дар Леонида Брежнева («Малая земля», «Целина», «Возрождение»).

Вот мы и подошли к году олимпийскому. Упомянутые только что материалы и события, разумеется, стали предметом тщательного изучения в командах мастеров. Однако и довоенные традиции оказались живучи. Имею в виду упомянутый давеча почин бакинцев и инициативу киевлян в 1940-м. Нашлось у них немало последователей.

Эпидемия

Не о заразе я, что скоро год как в черном теле нас держит. Зимой 1980-го другая эпидемия бушевала, к счастью, не во всей стране, исключительно в командах высшей лиги. Очаг «эпидемии» обнаружили еще в 1979-м во Львове, когда «Карпаты» взяли на себя повышенные обязательства. Руководство команды и личный состав заверили общественность: улучшение качества политико-воспитательной работы положительно скажется на развитии мастерства футболистов и потому поможет команде вернуться в высшую лигу. Слово сдержали, задачу выполнили. Опыт львовян высоко оценили в главном спортивном ведомстве, Спорткомитете СССР, а начальник Управления футбола, солидарный, естественно, с мнением шефа, Сергея Павлова, рекомендовал на Всесоюзной тренерской конференции распространить опыт «Карпат».

Зимой эпидемия обязательств быстро распространилась среди клубов высшей лиги. Уже в последних числах января «заболел» ленинградский «Зенит». Команда на общем собрании, тщательно взвесив свои возможности, взвалила на себя обязательства, состоящие из нескольких параграфов. Назову основные. За счет совершенствования идейно-политической, воспитательной и учебно-тренировочной работы, полной самоотдачи игроков на тренировках и соревнованиях занять в грядущем чемпионате место в первой шестерке и подготовить для национальной сборной двух футболистов. Каждый член коллектива обещал взять шефство над игроками дубля и оказывать помощь командам футбольных школ Ленинграда — СДЮШОР, «Зениту» и «Смене».

Один пункт процитирую полностью: «С достоинством нести честь советского спортсмена, соблюдая спортивную этику и дисциплину на футбольных полях и в быту. Бороться за право называться самой корректной командой». Ответственные за выполнение обещаний должны были систематически отчитываться о проделанной работе на заседаниях партийного и комсомольского бюро. Документ скрепили подписью старший тренер Юрий Морозов, тренер по воспитательной работе (он же начальник команды) Владимир Корнев, партгруппорг Павел Садырин и комсорг (по совместительству капитан команды) Анатолий Давыдов.

«Зенит» вызвал на соревнование московское «Торпедо». С энтузиазмом поддержали инициативу «Карпат» и другие клубы. 7 февраля на общем собрании московского «Динамо» Александр Минаев торжественно зачитал целый букет обязательств, сдается мне, несколько переоценив истинные возможности товарищей (автору, зная результат, легко выдавать себя за прорицателя). Несколько цветочков из букета выдерну: а) занять призовое место в чемпионате страны; б) выйти в финал розыгрыша Кубка кубков и Кубка СССР; в) подготовить трех кандидатов в олимпийскую сборную и двух — в юниорскую; г) бороться за приз «Справедливой игры» (с Никулиным и с Новиковым?); д) поддерживать постоянный контакт с коллективом комсомольской молодежной бригады объединения «Рубин»… О планах динамовцев сообщила своим читателям 14 февраля еженедельная газета «Спортивная Москва».

Информацией о взаимоотношениях с бригадой «Рубина» не обладаю. Первую часть пункта «б», вы в курсе, не выполнили, пропустили в полуфинал французский «Нант». Об остальном узнаете в свое время.

Примерно в те же дни приняли обязательства на открытом партийном собрании минчане (непосвященным сообщу: в советской стране на открытом собрании членов партии, в отличие от закрытых, могли присутствовать и беспартийные. Потому как несознательные беспартийные граждане такого желания не проявляли, сгоняли их туда в обычном порядке, добровольно-принудительном. По себе знаю). Приурочили белорусские динамовцы собрание партячейки к 110-летию со дня рождения В.И. Ленина и 35-летию Победы. Информацию выудил из «Физкультурника Белоруссии» (от 9 февраля).

Цель мероприятия, то бишь обязательств: «Повышение уровня идейно-политической и воспитательной работы с игроками команды, добиться, чтобы каждый футболист во всем руководствовался принципом высокой морали и коммунистической идейности». Выполнение этой задачи — основа успеха на всех направлениях, включая спортивные. Тренеры обещали подготовить двух футболистов для сборной и добиться почетного места среди пяти лучших команд чемпионата. Параллельно обязались наладить тесные контакты со спортивной общественностью республики и оказывать повседневную помощь спецшколе ДЮШОР.

Продолжать, поскольку составлены эти документы под копирку, нет ни желания, ни возможностей. Их идентичность, родственная схожесть вызывает некоторые подозрения: а не внедрили в футбольные коллективы универсальную, типичную для того времени схему сверху? Доказательств не имею, а то, что отличались обязательства-близнецы лишь незначительными деталями, к такой мысли склоняет.

Панацея

Во всей этой истории главное не результат, а процесс, желание верхов поднять на новый уровень идеологические впрыскивания, то бишь оболванивание людей. Одни команды какие-то пункты прилюдно взятых на себя обязательств выполнили, какие-то нет. Все проверить невозможно. Что доподлинно известно, так это полный провал честолюбивых притязаний на приз «Справедливой игры». Из упомянутых — «Зенит» с солидным грузом желтых карточек занял среди претендентов на право называться самой культурной, дисциплинированной командой 13-е место, «Торпедо», приняв вызов ленинградцев, вместе с минчанами и «Кайратом» оказались в хвосте (15-17-е места).

Вот теперь готов назвать главную причину, побудившую меня коротенько, в штрихах, обозреть возникновение и развитие меняющей формы и содержание идеологической работы в футбольных командах, живших одной жизнью с народом. Рецепт повышения спортивных результатов всесильные партийные органы (как сами считали) изобрели: панацея, гарантия от неприятностей — качественная политико-воспитательная работа. После неудач российской сборной и клубов говорящие и пишущие СМИ вновь пребывают в поисках ответа на извечно русские вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?». Я и подумал: отчего бы нам не использовать бесценный советский опыт, не пополнить раздутые тренерские штаты еще и политруками? Чтобы мозги игрокам вправляли, к единомыслию (то есть к правильному, единственно верному восприятию действительности) склоняли.

Глядишь, сборная в восьмерку на Евро пробьется, а клубы из заточения в «камерах» еврокубковых выйдут, на свет божий глянут.

Одна проблема беспокоит. Как, скажите, до иностранцев достучаться, до легионеров? До их ума бесценный материал довести, души затронуть, сердца воспламенить? Задача непростая, но разрешимая. Если очень постараться.

Удалось ли вашему покорному слуге исправить былые ошибки? Не знаю. Одно могу сказать — старался. В следующий раз продолжу разговор уже непосредственно о футболе, повезет — и чемпионат успею запустить.

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *